Ваш логин:
Ваш пароль:
СМИ О ДЕРЕВНЕ

Деревня-Онлайн это место встречи для тех, кто живет и трудится на природе или только собирается изменить свою жизнь в этом направлении.
Назад от цивилизации. Почему древняя религия вновь становится популярной.
11 Ноября 2017 23:54 Автор: БелПресса


Бывший москвич рассказал, как уехал из столицы в Белгородскую область, чтобы жить в гармонии с природой.

Лада, Сварог, Перун – в названиях небольших местных фирм всё чаще просматривается интерес к древнеславянским богам. И в соцсетях число сообществ, пропагандирующих языческие культы, за пару лет выросло в разы. Их называют неоязычниками. Хотя, по мнению учёных, к древним они не имеют прямого отношения. Журналисты «Белгородской правды» побывали в гостях у жителя Борисовского района, которого им рекомендовали как одного из «продвинутых» неоязычников.
«Только учтите: мы обычные люди, – предупреждает по телефону Велеслав Донской.
Встречаемся на небольшой полянке у санатория. Деревянный указатель гласит: «Поляна любви». От обычной опушки она отличается только дубом, увешанным разноцветными ленточками.
«Это яркое свидетельство почитания живой природы, – поясняет Велеслав. – Славяне всегда бережно относились к дубам. Молодожёны привязывают ленточки, чтобы их союз был крепким, как этот дуб. После этого едут венчаться. Вполне мирно уживаются традиции разных эпох».
По его словам, в древности такие места назывались «местами силы», которые наши предки умели очень хорошо чувствовать.
Велеслав приветлив и вежлив. Никаких языческих амулетов. Густая борода, льняная рубашка, камуфляжные брюки, на поясе болтается нож. Сразу пояснил, что живёт со своей семьёй обособленно, не вступая ни в какие языческие объединения.
— Судя по имени, вы выделяете какого‑то конкретного бога?
— Нет. Когда мы созерцаем природу, то не можем сказать, что главнее – небо, земля, солнце. При отсутствии хотя бы одного элемента живые организмы не смогут существовать. А имён, имеющих славянскую основу, в современном мире очень много. Владимир, Ярослав, например. Моего сына зовут Яромир. А Велеслав – от Велеса. Славяне подразумевали его как мудрого бога, который покровительствовал богатству.

О Москве не скучает.
Велеслав не любит, когда его называют неоязычником. Впрочем, по отношению к нему это слово действительно звучит странно. Ещё несколько лет назад он был госслужащим в столице. А сегодня живёт земледелием и воспитывает троих детей, совмещая всё это с юридической практикой.
«Интерес к языческой культуре появился во время работы над дипломным проектом, в котором я рассматривал, в том числе, право гражданина на вероисповедание. Интересно было, – признаётся Донской, – изучить, как выглядел мир со славянской точки мировоззрения. Оказалось, что он, на мой взгляд, по своей широте и гармоничности не уступает христианской философии».
Рассказывает, как, определившись и нащупав научную базу, загорелся идеей гармонии человека и природы. Супруга Екатерина, с которой он познакомился на празднике летнего солнцестояния (в ночь на Ивана Купала), полностью его поддержала. Пара приобрела участок земли в Белгородской области.
— А почему не родовое поместье? Вы имеете отношение к «Звенящим кедрам»?
— Наша семья наблюдает за этим явлением. Издания Владимира Мегре призывают людей жить на гектаре земли. Почему нет? Главное, чтобы эти люди жили в гармонии с природой, осознавая себя как её часть. Нам же вполне хватает участка, чтобы прокормить семью и поделиться излишком, – отвечает он.
Сегодня для семьи бывшего москвича Велеслава язычество – не религия, а, скорее, образ жизни, практическая философия. У предков они учатся, в первую очередь, земледелию и социальным взаимоотношениям.
«Вы не задумывались, откуда пошло выражение «поможем всем миром»? – спрашивает Велеслав. – Понятийный аппарат славян под «миром» полагал деревню. И любую проблему они решали всей деревней».
В качестве примера приводит общинный дом, который до недавнего времени существовал в селе Никитском Борисовского района. Со слов старожилов, он служил не только резервным складом для зерна. Любой погорелец, семья, попавшая в трудную ситуацию, могли жить там. А в случае гибели урожая местный житель мог позаимствовать зерно со склада, при возможности вернув его обратно.
«Ни о каких процентах и речи не шло. Всё делалось на уровне человеческих взаимоотношений. Эти традиции, культурные памятники нужно сохранять, чтобы показывать подрастающему поколению, что социальные отношения можно строить на других, нематериальных принципах. Если подобный опыт удастся реализовать даже в небольшой группе людей, это может стать хорошим примером и неплохим толчком к развитию села в нынешних экономических реалиях», – убеждён собеседник.

Услышать другого.

Велеслав убеждён: несмотря на то что большинство белгородцев исповедуют христианство, элементы язычества встречаются в нашем быте постоянно. Разделить современные и древние традиции так же сложно, как желток и белок в свежем яйце. Языческая мифология сохранилась в наших сказках, ту же сущность имеет под собой русская хороводная культура, ряд детских и ролевых игр.
— А христианские традиции вы поддерживаете?
— Некоторые – да. Например, в воскресенье стараемся не работать. Важно уважительно относиться к людям, которые нас окружают. Одному легче осознавать мир через православие, другому через буддизм. Главное, чтобы твоя система взглядов не мешала жить другому человеку.
Велеслав говорит откровенно. Заметно, что синдром избранности, который часто диагностируют неоязычникам, у него отсутствует напрочь. На выборы ходит, но за политической ситуацией особенно не следит – в доме намеренно нет телевизора. К вере подходит как исследователь, а не как мистик, старается читать больше по теме. И «покой мятущейся души» ищет не в экзотических землях, а в глухих уголках собственной.
«Я лично не причисляю себя к неоязычникам, родноверам и прочим. Считаю, это чисто академические, кабинетные обозначения. Как они применяются в жизни, мне непонятно, – говорит он. – Под язычеством принято понимать некую дохристианскую совокупность народных представлений и верований. Но народный взгляд не является чем‑то фиксированным, перед ним всегда встают острые вопросы существования – мы вечно находимся в динамике и развитии». 

Как жить гармонично. 

Однако при всём стремлении «жить на земле» Велеслав от благ цивилизации не бежит. Наоборот, пытается найти пути, объединяющие деревенский образ жизни с городским бытом. Например, в работе использует мобильный телефон и компьютер. Занимаясь органическим земледелием, не отказывается от современной техники вроде газонокосилки, но при этом категорически против агрохимикатов.
«Если на картошку нападает колорадский жук, то мы собираем жуков с плантации вручную, спасаем урожай. Это очень красивая картинка, когда человек потребляет экологически чистые плоды своего тяжёлого труда на земле. И для детей расти в таких условиях просто прекрасно». Детей у Велеслава трое. В детсад они не ходят и при желании помогают в домашнем хозяйстве. Каждую неделю семейство проводит мастер-классы по приготовлению бездрожжевого хлеба по старинному рецепту, который сильно отличается от промышленного.

— Раньше мы продавали баранину, сейчас козий сыр, молоко, масло, хлеб, – рассказывает он. – Продукты делаем для себя, а когда получается больше, чем нам нужно, продаём или обмениваем их. Это делается не ради рентабельности хозяйства, а чтобы показать личным примером, как гармонично можно жить на земле.

— Ваша супруга тоже трудится на земле?
— Да, и совмещает это с профессией. Она графический дизайнер.
— Язычество предполагает отношение к женщине как к богине. Как вы считаете, женщина должна работать?
— Корректнее говорить о свободном выборе. Если у неё есть талант, то почему она должна его прятать? Я не делю людей по конфессиям. Если мы хотим жить мирно и долго, то должны уважать друг друга. Для примера: мне довелось общаться с турками-месхетинцами, которые давно живут в Белгородской области. Это высоконравственные люди, которые взяли из ислама всё лучшее. Их женщины не вульгарны. И то, что они смогли сохранить это в нынешних условиях, делает им честь. 

Без счёта и звания.
Сколько всего неоязычников в регионе, сказать трудно – явление это относительно новое и малоизученное. Одни регулярно совершают обряды, другие ограничиваются фестивалями народной культуры, третьи свои взгляды вообще не афишируют. Посчитать, сколько тех, кто сам так назвался, а кто действительно живёт как язычник, невозможно. Но очевидно, что львиная доля людей, симпатизирующих неоязычеству, – из разряда сомневающихся, тех, кто принимает религию за чистый патриотизм.
Регистрировать себя как религиозную организацию в Минюсте современные язычники не торопятся. Во‑первых, это противоречит их внутренним правилам. Во‑вторых, привлекать к себе внимание и попадать под наблюдение никому не хочется.
Местные религиоведы полагают, что в нашем регионе неоязычники пока просто не сложились как религиозная группа. В большинстве своём они находятся в стадии «клуба по интересам». Оживление же древней религии на Белгородчине стало возможным во многом благодаря усилиям людей, увлекающихся фольклором и этнографией.



0 комментариев