Загрузка файлов

Профиль: Begemot
Зарегистрирован: 20 Февраля 2013
Заходил: 4 Марта 2019 14:47

Это история прошла почти мимо меня, но стала апогеем Димоновых летних каникул, и про­сто напрашивается в Сещинские хроники. Истории о Димоне и хрониках

Приближалось Суперлуние - полнолуние и максимальное приближение Луны к Земле в од­ном флаконе. Двойной удар для всех восприимчивых людей, грозя окончательно омрачить их рассудки и низринуть в пучину безумия.

К тому времени компания, плотно пустившая корни у моего друга, окончательно устака­нилась и определилась в своём составе и времяпровождении. Основным участником компа­нии - был Миша Богомол. Он был незаменимым персонажем т. к. он совмещал в своём лице водителя и вдохновителя, поставщика и дармовщика. Счастливый обладатель красной Нивы, лысины, вытянутого лица, среднего телосложения и длинного носа.

Две страсти снедали его беспокойную душу — женщины и алкоголь, и были путеводной звездой его жизни. Причем с возрастом алкоголь стал занимать лидирующую позицию, оттесняя успех у женщин на вто­рой план. Смещение приоритетов не прошло не замеченным, женщины у Миши становились все старше и страшнее. Охотничьи угодья все дальше, а романы все короче. Слава сердцееда и обладателя склочного характера опережала его на многие километры вокруг, и заставляла довольствоваться все более скудной добычей.

Когда он предстал перед наши очи, его пассией была женщина Тамара - 62 лет отроду, высу­шенная возрастом и долгим злоупотреблением самогона. Она недоверчиво взирала на нас, как на возможную угрозу своего благополучия и семейного счастья. С нее то всё и началось. Мишин роман с Тамарой явно тяготил его и близился к концу, ее ревнивый нрав не раз становился причиной громких скандалов и попыткой рукоприкладства, что портило и без того сильно подмоченный реноме Миши - самца и сердцееда.

Но вернемся к началу истории: Жарким июльским днем, поднимая столб пыли, мимо моего дома пронеслась красная Нива Богомола. Мы с Димоном, потягивая пиво у меня во дворе, предавались творческой радости по поводу воплощения в жизнь очередного печного проекта — уличной печки. Димон увидел, проезжающую мимо машину своего нового приятеля, приветственно помахал рукой. Этот жест стал роковым в последующей цепочке событий, но как известно, судьба любит такие штрихи к предстоящей картине. То ли Богомол каким-то мистическим образом почув­ствовал выброс внимания в свою сторону, то ли само провидение заставило его нажать на пе­даль тормоза, но машина резко затормозила и сдала назад к воротам моего дома.

Из машины выпрыгнул Богомол, как черт из табакерки, и резвыми прыжками двинулся в нашу сторону, расточая по дороге пожелания доброго дня и фонтанируя отличным настроением. - Димоны, я еду на Центральную тёток отвезу, поехали потом купаться! - начал он с ходу, успевая пожать наши руки и показать неопределенное направление руками, куда можно поехать купаться.

Димон, как и я, выразил явную заинтересованность таким предложением и единодушное согласие. Мы принялись активно обсуждать детали предстоящей опе­рации, когда из машины выпала боевая подруга — Тамара, и призвала нас к порядку и требую своего мужчину назад в машину. Передвигаясь в стиле морского краба, с сильным креном на левый борт, она достигла нашей группы и цепко вцепилась в Мишин локоток, окинув критическим взором нашу компанию, и потянула возлюбленного обратно в машину, неопределенно что-то мыча под нос. Миша увлекаемый обстоятельствами неодолимой силы, вдруг бросил мне. - Дима, я в Сещу еще заеду, тебе нужно что там? И черт меня дернул согласиться на такое сомнительное предложение.

Жара и лень, не распо­лагала к длительному переходу в Сещенский магазин и я согласился. Вечером у нас по плану были испытания уличной печки, шашлыки и пиво, за которыми нужно было еще ехать. Я быстро собрался и запихнул себя в машину, на заднее сидение. К своему удивлению там об­наружились еще два персонажа женского пола. Одна из них была молодая и крепкосбитая брюнетка и немного помята жизнью и звалась Ира, другая пребывала в пьяном и счастливом коматозном состоянии, и отзывалась ни имя Галя, о чем она сама сообщить уже не могла.

Ба­бушка Тамара гордо восседала впереди и продолжала бубнить себе под нос, периодически оборачиваясь на меня и буравя взглядом. Поскольку Богомол передвигался между населен­ными пунктами исключительно объездными дорогами и подпольными тропами, то под­держивать светскую беседу в прыгающей машине возможно было только междометиями и короткими словами. Мы достигли Центральной и выгрузили коматозную Галю у подъезда, а вместе с ней нас покинула и ревнивая Тамара. Напоследок она успела вцепиться мне в руку и проникновенно спросила у меня: - Ты придешь ко мне вечером? - окончательно ввергнув меня в ступор. Вежливо отказавшись, я запрыгнул в машину и мы бодро рванули на продовольственный шопинг в Сещу.

Так состоялось моё первое знакомство почти со всеми персонажами предстоящего действа. Вечером мы как и планировали зажарили в печи шашлыки и пили пиво, предавались пустым разговорам и обсуждению женского контингента Богомола. Едва стемнело, как Богомол, легок на помине, вновь материализовался у ворот моего дома, с сильно поредевшим личным составом, в лице одной Иры. Купаться ехать уже не хотелось и Димон увлек эту парочку к себе домой. Мне не сильно понравилась перспектива провести ве­чер в кругу сомнительного приятеля Димона и стремной девицы, плотоядно смотревшей на моего друга и постоянно требующая выпить. На том мы и расстались.

На следующий день, я пришел к Димону, застав там уже не только Иру, но и ее коматозную подругу Галю. Сама Галя, прибывала уже в привычном для нее состоянии и могла только булькать и молча лежать в качестве реквизита. Как выяснилось это была неразлучная парочка — местный Твикс, молодая Ира была невесткой своей старшей подруги Гали, приходившейся ей свекровью.

Жизнь погрызла Галю сильней своей невестки и превратила ее в одутловатое существо с фигурой утопленника и темными мешками под глазами. Она говорила короткими неразборчивыми и булькающими фразами и ни на шаг не отходила от своей невестки. Не­вестка несмотря на молодой возраст смотрела на мир уже мутными глазами и ценила в жизни много водки, закуску и мужское внимание, разделяя эти не хитрые интересы со своей свекро­вью.

Свекровь судя по ее перманентному состоянию дальше первого пункта, в списке общих приоритетов, не заходила. Вечером я уехал на работу в Москву, оставив Димона проводить вечера с веселой троицей. Неделя у него протекла в веселом кутеже, перемежающийся долгими возлияниями с новыми приятелями. К моменту наступления Суперлуния, успел даже наметиться роман между Ди­моном и молодой и почти уже не замужней Ирой. Она так и продолжала таскаться вечерами к Димону со своей коматозной свекровью.

Периодически навещал его и Богомолом с подругой Тамарой, и доставляющий всю честную компанию на озеро. Очередной летний день начался для Димона обычной возней в огороде и ожиданием вечер­него купания с Богомолом и неразлучной парочкой. Но коварная Луна уже начала плести свой узор судьбы и омрачать, и без того, ослабленные жарой и алкоголем рассудки героев на­шей истории.

В разгар послеобеденной сиесты к Димону домой ворвался всклокоченный Богомол, опрокинул в себя кружку пива и безапелляционно заявил, что купаться нужно ехать прямо сейчас, не дожидаясь вечера. Сонный Димон, слегка обескураженный таким напором вяло согласился и пошел за полотенцем. В этот день Богомол был уже порядком навеселе и щедро расплескивал энтузиазм и словес­ный понос по поводу и без повода. А повод сегодня был, Тамара ослабила свою хватку, уже как третий день она вела неравный бой со свежей партией самогона, неразлучные подруги паслись в других огородах — чем не повод для хорошего настроения.

За пустой болтовней Миша внезапно сменил привычный маршрут и рванул в сторону общественного водоема. Рядом с нами было два озера, одно было общедоступным для жителей деревни и округи и было плотно забито отдыхающими и купающимися людьми со всех сторон и второе за­росшее ряской и кувшинками с редкими тропинками входа в него и абсолютно пустынно. Мы с Димоном, предпочитали плавать в компании кувшинок, чем в компании толпы людей в мутной воде. Под мощным напором моего друга Богомол был вынужден согласиться с нашим мнением и возил всю компашку купаться на заросшее озеро.

И тут вопреки традиции Богомол рванул ближе к людям. Все еще отупевший от жары Димон, упустил инициативу и решил смириться с неизбежным. Неизбежное быстро наступило, озеро было в плотном кольце из людей и машин. Авиаполки слепней и мух под прикрытием завесы пыли, царили над людским скопищем и атаковали все что двигается в радиусе километра от самого озера. Богомол на своей Ниве лихо вклинился между припаркованными машинами у кромки воды и бросился в мутную воду с детской не­принужденностью.

Димон, поморщившись долго ходил у воды в поисках удобного места за­хода. Наконец, найдя вход, Димон позволил благословенным водам омыть его мощное тело. Выйдя из воды он обнаружил Богомола клеящегося к группе молодых мам, настойчиво предлагая им какую-то помощь. Димон, почувствовал неладное и сразу бросился в гущу на­зревающих неприятностей.

Раскрасневшийся Богомол вступил в словесную перепалку с женщинами, которые успели к тому моменту сбиться в плотное боевое построение и ощети­ниться различными предметами пляжного обихода. Разговор начал перерастать в громкий скандал и уже стали слышны угрозы позвонить мужу или просто закричать, воззвав к помо­щи окружающих, которые и без того поглядывали на происходящее с повышенным интере­сом. Уже неизвестно, что же так заинтересовало Богомола в этих женщинах и с чего начался этот скандал, но становилось очевидно чем это все закончится.

От предложения навязчивой помощи, он уже перешел к оскорблениям и угрозам всех поиметь... В этот момент и появился Димон, бегло оценив ситуацию и признав ее взрывоопасной, без лишний слов он схватил приятеля за шею борцовским захватом и потащил его к машине, под аккомпанемент угроз разъяренных фурий, еще недавно бывших просто мирной группой женщин. Им в след уже начали лететь мелкие предметы и рядом лежащие мужики начинали подниматься со своих лежбищ, уже не просто заинтересованные шоу, а явно намереваясь принять в нем активное участие. Димон впихнул Богомола в машину, отвесил ему оплеуху и плюхнувшись на пассажирское сиденье заорал во всё горло:

— ВАЛИМ ОТСЮДА, ИДИОТ! НАС СЕЙЧАС БУДУТ РВАТЬ НА КУСКИ!

То ли мощный рык Димона, то ли подзатыльник сыграл свою роль, но Богомол действитель­но рванул с места мимо совсем не мирной толпы, и оскорбленных женщин жаждущих его крови. Все ж таки Нива это хорошая машина, даже в руках идиота, она может проехать практически везде. Опыт и ходовые качества машины позволили приятелям быстро вырваться из опасного окружения машин и людей и рвануть в сторону родной деревни.

Разъяренный Димон продол­жал орать на Богомола, подпрыгивая на ухабах и кочках, а пристыженный и потухший Богомол, растеряв всю свою удаль, припав к рулю гнал по бескрайним полям, отрываясь от несуществующей погони. Отъехав уже далеко от озера, Богомола вдруг осенило, и он предложил заехать к своим тет­кам на Центральную и забрать у них оставшееся пиво.

События продолжали разворачиваться по нарастающей и маховик истории продолжил свой разбег. Взбешенный Димон прорычал в ответ Богомолу, что они проедут через Центральную лишь по дороге домой, а не за глючными подругами и теплым пивом. Но, как говорится че­ловек предполагает, а …. а Cудьба выбрасывает свой прикуп. Нива влетела на улицу Цен­тральной и столкнулась с посланником судьбы в лице Тамары, бежавшей им навстречу и отчаян­но семафоря руками, пытаясь передать важное сообщение семафорной азбукой. Богомол осадил своего боевого коня перед отчаянной бабушкой, Димон тяжко вздохнул. Тамара, запо­лошным голосом от телеграфировала текст.

- Миша. Там. Там. Приехала... - начала она и перевела дух.

- Сегодня приехала. Забыла день­ги. Нужно отвезти домой. - выдохнула она на одном дыхании и тяжело осела на землю.

Про­бежка доконала Тамару и закончить мысль уже не хватало дыхания. Текст полученной телеграммы озадачил приятелей. Тамара же, никак не могла войти нормальный ритм жизни, и тяжело дыша смотрела на Богомола умоляющим взглядом безмолвной собаки. Бабушку бережно погрузили в машину и повезли к ее дому, благо он сто­ял рядом. В квартире Тамара вновь обрела дар речи и тыча пальцем в худую и высокую девушку, любезно открывшую дверь, наконец-то объяснилась. Оказалось , что сегодня к ней нагрянула родственница из далекой деревни (что-то около 15 км. От текущих событий), зовут ее Оля и она забыла деньги дома и нужно, кровь из носу, съездить с ней в деревню и заодно забрать какие-то вещи самой Тамары. Сама Оля, высокая блондинка с апатичным лицом и пустыми глазами, равнодушно наблюдала эту сцену и когда все взоры устремились на нее лишь молча кивнула головой.

День был безнадежно испорчен выходкой Богомола у озера и предложение уже не казалось абсурдным. Богомол легко принял предложение и решил завезти Димона домой и исполнить свой долг перед Тамарой. Захватив с собой Олю и Тамару, приятели направились в родную деревню.

Подъехали к дому Димона и уже собрались расстаться до вечера, как из палисадника змеей выскользнула Ира, и подбоченясь принялась стонать, о потерянных часах ожидания и все­ленской несправедливости. Достала из кустов плотную сумку и тряся ей перед носом у Ди­мона, радостно сообщила ему, что пришла к нему жить с вещами. Тишину нарушил звук хлопнувшей дверцы машины. Из-за машины вышла несправедливо забытая Оля и уставилась на причитающую Иру. В свою очередь Ира медленно повернула голову и узрела Олю. В воз­духе разлилось осязаемое напряжение. Тамара ухмыльнулась, Димон с Богомолом не­понимающе переглянулись между собой, а Оля с Ирой начали сближение...

Они сошлись через пару секунд и с воем вцепились друг в друга. Награждая друг друга недобрыми эпитетами, они начали схватку. За короткое время поединка девушки не успели нанести друг другу тяжкие телесные повреждения и замерли классической в позе, вцепившись друг другу в волосы и пытаясь уронить соперницу. Димон с Богомолом броси­лись разнимать бойцов, воспользовавшись тем, что руки у обеих были заняты. Бойцы раз­ниматься отказывались и брыкались ногами пока их оттаскивали друг от дружки, ругались и в отчаянной попытке достать соперницу плевались.

Тамара, билась в истерике. Почти согнувшись пополам она хохотала, глядя на всю эту сцену. Несколько минут потребовалось успокоить бывших подруг и затащить в дом Димона. Там на­катили все по стопке, другой водки и стали разбираться...

Примирение не получалось, девушки все время норовили кинуться в бой и постоянно при­ходилось быть на чеку. За этим занятием прошел час другой, а результатов ноль, не считая выпитой водки. Тамара начала нервно елозить по стулу и жалобно скулить, Оля казалась безучастна, лишь с методичностью робота опрокидывала в себя рюмки с водкой и бросала косые взгляды на соперницу. Ира, не сводила прицельного взгляда с противницы и все время порывалась броситься на нее, водочная анестезия ее не брала. Димон откровенно развлекался ситуацией и пытался разобраться в сложных отношениях воинственных подруг. Ситуация была сплетена из клубка обид и противоречий, и подруги упорно не пытались ее распутать, лишь поглощали водку и сверлили друг друга взглядом.

Пришло время принимать решение. И оно было волевым и бесповоротным. Иру оставили дома у Димона в компании полупустой бутылки водки и строгим наказом убраться в доме. Сам Димон вошел в раж и решил рвануть с Богомолом, Тамарой и Олей на поиски приключе­ний. На улице стало вечереть.

Дорога в деревню была ни чем не ознаменована и протекла тихо и спокойно. Минут за 30 партизанские тропы вывели путешественников к конечному пункту назначения. Деревня Кивеевка встретила новоприбывших тишиной и покоем, что тут скажешь пятница, люди все заняты. Подкатив к нужному дому, Тамара резво эвакуирова­лась из машины и бодро забарабанила в дверь деревянного дома. Дверь открыли и она впорх­нула туда. Флегматичная Оля продолжила сидеть в машине и курила.

Димон обернулся к ней и спросил, почему она не идет домой.

- А я здесь не живу вообще-то, - ответила невозмутимо Оля, уставившись в окно.

- А где ты живешь? - насторожился Димон.

- В Мосино, это не здесь. - Это километров 20 отсюда — машинально просветил Богомол Димона.

Приятели недоуменно обернулись в сторону Оли.

- Мы же ехали тебя отвозить домой? — острожно вопрошал Димон.

- Я здесь не живу — тем же равнодушным тоном сообщила Оля, продолжая пялиться в окно.

- Я вообще сюда не собиралась ехать.

- А зачем поехала тогда? - продолжил допрос Димон, с любопытством разглядывая Олю.

- Просто поехала. Делать то нечего.

- Ясно. Тебе, по ходу, интересно с нами кататься, - начал раздражаться Димон.

- А чё делать то? Машка не приехала, Тамара бухает. - резонно возразила Оля, махнув рукой в сторону дома где скрылась нетрезвая Тамара.

Познавательную беседу прервал хлипающий голос самой Тамары с кем-то разговаривающей на улице. Рядом с Тамарой стоял черноволосый и худощавый парень лет тридцати, сутулый, с мордой хорька и дергаными движениями. Он что-то горячо говорил Тамаре и все время порывался ее обнять. Ну прямо встреча любящего сына с матерью после разлуки. Тамара подвела парня к машине и представила вновь прибывшего как Максима и старую любовь. Все страньше и страньше.

Богомол настолько растерялся, что предложил вновь прибывшему выпить. Тот любезно согласился и принял из рук Димона початую бутылку водки. Посмотрел внимательно на этикетку, кивнул сам себе и запрокинув голову выпил ее в три глотка. Наверно пить очень хо­тел паренёк. Тамара радостно заскакала вокруг бывшей любви и стала звать его с собой. Максим, неожиданно для всех, сразу согласился с предложением и стал запихивать себя на заднее сиденье Нивы. Расположившись там по-хозяйски с Тамарой и спокойной, как удав, Олей, он начал горячо нашептать что-то в ухо Тамары. Богомол гнал машину домой мрачный и злой.

Суперлуна уже выкатила себя на небосклон и весело наблюдала за несущимся в ночи экипа­жем Нивы. Минут через десять стали слышны звуки поцелуев. Димон оглянулся и узрел страстно целующихся бывших любовников. Богомол чернел лицом с каждой минутой, как ни как Тамара была его боевой подругой, а не этого хорька, который еще в добавок высосал по­следнею бутылку водки. Так под звуки поцелуев доехали до Центральной и выгрузили Тама­ру с Максимом у подъезда ее дома.

Тамара упорхнула к себе в квартиру, все остальные оста­лись нервно курить у машины, поддерживая вялотекущий разговор ни о чём. Тамара верну­лась через несколько минут с бутылкой самогона и банкой огурцов, в качестве закуски. Группа расположилась на скамейке у подъезда и начала выпивать и закусывать. Максим уже не стремился получить эксклюзивный доступ к бутылке, а пил как все из стопок и поминутно тиская Тамару в своих жарких объятиях.

Разговор не ладился и близилось время расходиться. Томный вечер разорвал звук двигателей, приближающихся машин. Сонный полумрак улицы засыпающей деревни вспороли лучи фар, въехавших в нее машин. Машины стали кружить по Центральной, объехали пару пятиэтажек и подъехали к скамейке на которой расположи­лись наши герои.

Две девятки и семерка встали друг за другом и из них высыпала группа мужиков, в количестве 10 человек и двинулись к скамейке. От толпы отпочковался пар­ламентер, толстый красномордый детина, и двинулся к отдыхающей компании, остальные люди окружили скамейку полукругом. Парламентер навис над Богомолом и прорычал несколько вопросительных фраз, единственной смысловой нагрузкой которых являлось слово ГДЕ?

Первая догадка мелькнула после слова — хорёк. Димон огляделся и не обнаружил рядом Максима, те же действия повторили Богомол и Оля, Тамара как ни в чем не бывало посасывала сигарету и была как бы не здесь. Толпа недружелюбных мужиков приблизилась вплотную и стала жужжать как рассерженный улей, кольцо смыкалось.

Нестройный хор го­лосов требовал выдать им хорька Максима, т. к. они знают, что он уехал на красной Ниве Богомола. Отпираться было глупо Нива, красноречивой уликой стояла рядом со скамейкой. Ситуация накалилась. Разрядила ее как ни странно Оля.

- От нас вы чего хотите? Мы довезли мужика до сюда. Он заплатил нам. - прозвучал ее голос как гром с ясного неба.

- Заплатил? - взбеленился главарь.

Толпа загудела еще грозней.

- Да, а чё? Мы должны бесплатно возить народ. - вклинился в разговор, вышедший из ступо­ра Богомол.

- Сказал надо на Центральную. Мы докинули сюда. Чё не так?

- Где вышел? Куда везли? - напирал детина.

- Здесь и вышел у подъезда и ушел в сторону клуба — продолжил окончательно осмелевший Богомол — Куда ехал нам не доложил, мы заезжали в дом Толухиной, и подобрали его там.

- А в чем вопрос, то? - осторожно поинтересовался Димон.

Главарь посмотрел на Димона тяжелым и не добрым взглядом. Толпа возбуждалась на каж­дое слово, как подросток на порно фотографию, и становилась агресивна. Скоро стало понятно, что хорёк украл деньги у них и сбежал, а они, обманутые вкладчики, возжаждали справедливой мести. Выяснилось, что Максим был у них что-то вроде бригади­ра. Если бы в тот день проводился конкурс на звания ведущего идиота округи, то имбецил Максим явно бы занял призовое место.

В эту пятницу хозяин заготовительной конторы, в которой все прибывшие работали, привез аванс для всей бригады. Передал деньги бригадиру Максиму и убрался восвояси, пятница же. Максим, провел собрание на котором громче всех разорялся, что это копейки и им, передови­кам производства, должны выплатить больше и прямо сейчас, чем вызвал симпатию и под­держку всего коллектива.

Пока коллектив предавался революционной истерии, их доблест­ный вождь пошел и вырубил электрический рубильник, обесточив помещение и всё произ­водство. После чего просто исчез. Народ смекнул, что-то не так в происходящем и бросились на поиски своего пропавшего бригадира. Из обманутых работников и сочувствующим им, был сколочен поисково-карательный отряд из десяти человек, разместившихся в трех машинах. Взять след в небольшой деревне было не сложно, и охотники его нашли, узнали про красную Ниву и к кому она приезжала куда уехала и бросились в погоню.

Дорога немного остудила го­рячие головы преследователей потому они и не набросились сразу на наших героев, а все ж таки предпочли предварительно поговорить. Так объяснялась причина внезапной сердечной страсти вспыхнувшая у Максима к Тамаре и его стремление переехать жить к ней. Но это не отвечало на главный вопрос преследователей — куда делся мерзавец Максим?

Насели на Тамару, та отвечала на вопросы вяло и отстраненно. Главарь был тверд и пока его бойцы орали на Тамару и друг на друга, все же выяснил, что кроме Тамары знакомых у Мак­сима нет. Тогда после небольшого совещания парни решили разделиться и прошерстить все улицы Центральной, стараясь не привлекать внимание местных жителей.

Разъезжающая по поселку группа машин могла не привлечь внимание разве что клинического идиота. Мстите­ли расселись по машинам и разъехались по Центральной веером. Из подъезда стали выгляды­вать любопытные соседи и засыпать вопросами Тамару со товарищами. Димон, решил, что с него довольно на сегодня приключений попытался сорвать Богомола с места и отправиться домой.

Богомол был удручен произошедшими событиями и на контакт почти не шел, сидел на скамейке и катал в руке пустую рюмку, все больше наливаясь злостью и обидой. Тамара сидела рядом и что-то возбужденно вещала любопытным соседям. Оля вы­шла из астрала и стала щебетать с Димоном. Соседи, удовлетворив любопытство, занырнули обратно в свои норы.

Вечер плавно перетек в ночь, изредка нарушаемый случайными прохожими да периодическими проблесками фар поисковой группы. Компания допила самогон и собралась по домам. Тамара поковыляла домой, Оля, позевывая отправилась сле­дом. Димон с Богомолом тоже засобирались, сели в машину и …. и обнаружили в ней спя­щего Максима.

Растолкав казнокрада Богомол вышвырнул его из машины. Виновник вечер­него представления сразу растворился в ночи. Приятели поехали домой. По дороге домой они решили окунуться в озере и смыть с себя стресс и переживания прошедшего вечера. Поплавали, обсохли и чувством выполненного долга двинулись к дому. Все закончилось и можно было уже и отдохнуть. Но не тут-то было. Ночь только началась.

Подъезжаю к дому, у Богомола зазвонил мобиль­ный. «Не к добру это» - подумал Димон. Так оно и оказалось. Звонила Оля, попросила срочно приехать обратно. Преследователи напали на след беглеца у них в квартире. Богомол развернул машину и уже через пять минут был вновь у подъезда. Там было уже многолюдно. Стояли две девятки «охотников за головой», рядом с которыми толпился разномастный люд. Судя по количеству людей, у дома собирался небольшой митинг с участием местного населе­ния и большей частью поисковой группы.

Собственно назревал конфликт интересов на фоне вторжения на чужую территорию. Четверо преследователей, во главе с главарем горячо спо­рили с шестью представителями мужского населения Центральной. Видимо пытались объяс­нить цель своего визита и придать ему невинный оттенок. Чужаки активно отстаивали свою жизненную позицию и делились своими тяжкими душевными переживаниями с окруживши­ми их людьми.

Местное население внимало и местами даже выражало сочувствие, но было явно недовольно действиями названных гостей. Подъехав к дому Тамары Богомол с Димоном покинули транспорт и двинулись к возбужден­ной толпе. Из толпы выскользнула раскрасневшиеся Оля, вцепилась в руку Димона и тороп­ливо озвучила последнею сводку событий.

Экспедиционный корпус из Макеевки не очень поверил словам Богомола, и решили не рис­ковать на «вражеской» территории неожиданной встречей с местными жителями и последу­ющими объяснениями, рванули обратно к дому Тамары. Не мудрствую лукавого, стали ломи­ться к ней в дверь. Тамара жила на первом этаже и главарь в своей дальновидности разделил отряд и отправил половину его под окна в засаду.

Едва входная дверь начала подаваться под натиском ата­кующих произошло несколько событий одновременно. Дверь квартиры напротив открылась и оттуда вылетела пустая стеклянная бутылка в группу захватчиков, состоящую из трех че­ловек и голосивших, как спецназ штурмующий вражеское здание. В это же мгновение, под ударами молодчиков, дверь Тамары распахнулась внутрь, со веселым звоном выскочившего замка, пустая бутылка миновав головы взломщиков влетела в открытую дверь и с глухим зву­ком врезалась в силуэт за порогом.

Раздался вскрик и звук падающего тела. Молодчики бросились внутрь квартиры. На полу коридора, по очертанию угадывалась, Тамара и громко стонала. Двое бросились ей на помощь, третий метнулся в дверь открытой комнаты...

Засадная группа не могла видеть всего происходящего и уныло топталась под окнами кварти­ры. Лишь уловив суету и крики в квартире они поняли, что штурм начался. Через пару минут окно над ними распахнулось и исторгло из себя вопящего от боли человека. Сильные руки подхватили беглеца и дружелюбно уложили его лицом в землю одновременно заламывая ему руки. Предатель был пойман и быстро опознан, как один из членов группы захвата. Из рас­крытого окна изрыгались проклятия и вылетело полуметровое топорище. Заглянуть туда ни­кто не рискнул. К дому стали подтягиваться люди...

Оля уже засыпала, когда услышала звуки штурма и возню в коридоре. Что-то грохнулось, упало, топот ног и ругань окончательно разбудили ей. Дверь комнаты ее открылась и в нее шагнул парень, она опознала в нем одного из «охотников за головой», он по-хозяйски стал осматривать ее будуар, заглянул в шкаф и под кровать. Олю он просто игнорировал, продол­жая осмотр комнаты он подошел к ее трюмо и проявил интерес к нескольким флаконам сто­явшим у зеркала.

Перебирая флаконы и изучая этикетки, визитер выбрал один из них и стал себя орошать содержимым. Это были духи Оли и последней каплей переполнившей ее чашу терпения. Девушка вскочила с кровати, схватила первый попавший под руку предмет, и на­несла несколько ударов по голове захватчика. Парень взревел от боли и отшвырнул от себя взбесившуюся девушку и бросился в окно...

К моменту приезда приятелей и рассказа Оли митинг у подъезда сходил на нет, возмущенные вопли стали звучать реже и незваные гости, с раненным товарищем начали поспешную эва­куацию. Главарь уже о чем-то мирно беседовал с местным представителем, не иначе обсуж­дая вопрос компенсации от вторжения и явно собирался уезжать.

К Богомолу подошел какой-то пацаненок и отозвал в сторону, нашептывая что-то ему в ухо. Димон с чувством дежавю присел на знакомую скамейку, рассеяно слушал Олю, и тоскливо думал о родном доме. Вдруг появился Богомол схватил Димона за руку и потащил за угол дома где они бросили свою машину, Оля увязалась следом за ними. Блеснувшая надежда, что все закончилось и они уезжают, погасла, как свеча на ветру, едва он увидел Тамару с раз­битой головой.

Раненная, но не сломленная невзгодами Тамара умоляла Богомола помочь в последний раз.

- Чего она еще хочет? - спросил, насторожившийся Димон — куда ее надо отвезти? Скажи ей, что наш маршрут для нее сегодня, только на кладбище.

- Не надо ее везти — обнадеживающе ответил Богомол. - машину просит оттащить до кафе на тросе.

- Миша, давай закончим на сегодня список добрых дел и поедем домой. На кой хрен, тащить ночью какую-то машину? - не унимался Димон, возмущенно размахивая руками.

- Дима, это все равно нам по дороге и делов на пару минут. - извиняющимся голосом залепе­тал Богомол и жестом пригласил всех желающих в машину.

Тамара, благодарно потрясла руку Богомола и попыталась поцеловать его, но уязвленный сердцеед, гордо присёк ее попытку и залез в машину. Резво сорвались с места доехали до со­седнего дома и остановились у жигулей четвертой модели.

Вокруг четверки суетливо бегал недавний пацанчик лет 15-ти и нервно топтался неуловимый Максим, постоянно озираясь по сторонам он старался держаться в тени. Димон, заскрежетал зубами, Богомол злобно выругался, но вылез из машины и молча занялся делом. Буксировочный трос уже был привя­зан к переднему бамперу четверки и осталось лишь привязать его к заднему бамперу Нивы.

Максим звериным чутьем уловил потенциальную опасность и благоразумно решил в контакт не вступать и поспешил скрыться в недрах четверки. Через пару минут трос был зацеплен и машины тронулись в путь. Выехали из поселка на трассу и неторопливо поехали, оставалось лишь преодолеть три километра пустой дороги. Из переулка за ними выехала машина и стала нагонять, весело помигивая фарами...

В конце концов, люди из Макеевки не были законченными идиотами. Они разумно решили не ездить караваном машин по поселку, дабы не дразнить аборигенов, вызывая у них агрес­сию на непрошеное вторжение. Одну машину «охотники за головой» оставили в засаде у выезда из поселка. Надо отдать должное главарю экспедиционно-карательного корпуса, его стремление расставлять засады все время давало результаты.

Засадная машина увидела знакомую красную Ниву, тянущую на буксире помятую четверку. Не то чтобы, они решили провести досмотр, а просто решили заглянуть в навязчивую Ниву лишний раз, учитывая ее репутацию в этой истории. Богомолу не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять кто их догоняет и мигает фа­рами, он стал сбрасывать скорость.

Доподлинно не известно кто в тот момент сидел за рулем злополучной четверки, но дальнейшие события говорят о том, что он запаниковал. Нера­ботающая четверка, безропотно тянувшаяся на буксире вдруг дернулась, натянула трос и завелась...

Рывок застал всех врасплох и бросил по инерции назад. Не сколько сила рывка, сколько не­ожиданность и нереальность происходящего внесла в ряды пассажиров Нивы ужас и паничекую суету. Привязанная сзади четверка стремительно приближалась и грозила закончить свой разбег уже в салоне Нивы. Богомол инстинктивно нажал на педаль газа, избегая столкновения и пытаясь натянуть трос. Четверка и не думала отставать и так же стремилась набрать скорость вслед за Нивой.

Экипаж засадной машины уловил какую-то не правильность происходящего и также прибавили ходу. По дороге шла удирающая от столкновения Нива, ее настигала привя­занная к буксировочному тросу четверка и завершал этот конвой, нагоняющая всех жигули семерка преследователей. Преследователи отчаянно сигналили и мигали фарами, но пойти на обгон двух машин не решались.

Ситуация для них стала предельно ясна. Нива, та самая красная Нива, что увезла от справедливого возмездия ренегата Максима, сейчас снова пыта­лась уйти от расплаты, прикрываясь четверкой на буксире. Привязанную четверку швыряло по всей дороги, как комок бумаги под порывом ветра, обгон был невозможен, Нива же набирала скорость и виляла по дороге, тщет­но пытаясь оторваться погони.

В это время в Ниве орал благим матом Богомол.

- Они завели машину! Дебилы! Мы же на тросе!

- Сзааади, сзааади близко! - вторила Богомолу Оля, срываясь в ультразвуковой диапазон. - Догоняют нас!

Истерика достигла накала, когда четверка настигла Ниву и уйдя правее нее начала сигналить, ее водитель пытался что-то передать знаками Богомолу, отчаянно маша рукой в открытое окно.

По ночной и пустынной дороге неслись друг за другом три машины, сигналя друг другу, словно свадебный кортеж на выезде. В кульминационный момент погони, счастливая звезда внезапно ожившей четверки, погасла окончательно. Она чихнула и заглохла, через мгновение натянулся трос и Ниву вновь дернуло и бросило вперед.

Сзади что-то заскреже­тало и волочилось по асфальту, словно консервная банка привязанная к кошачьему хвосту. Богомол ударил по тормозам и остановил машину у обочины. Примерно в тридцати метрах поперек дороги стояла заглохшая четверка из под капота которой валил белый пар. Замершая и окончательно умершая четверка напоминала собой транспорт подбитый вражеской ракетой и весело дымила.

Засадная семерка уже тормознула рядом и оттуда выскочили трое человек и бросились к поверженной машине. Из непокоренной и неподвижной четверки выбралась тень и бросилась к обочине, споткнулась, упала и покатившись по земле скатилась в кювет. Преследователи почуяв запах ускользающей добычи кинулись следом.

Максим, а это был он, предчувствую свою скорую поимку и нависший над ним домоклов меч возмездия вскочил на ноги и пустился наутек по полю, перепрыгивая через рытвины и канавы, словно горный козёл, уверенно приземляясь на большие кочки и не падая. Он жаждал спасения и бежал во прыть, в надежде затеряться в чистом поле. Погоня, почуяв страх и отчаяние жертвы, не ща­дила себя и не отставала ни на шаг и гнала, обреченного беглеца, к болотцу, видневшемуся впе­реди.

Димон с Богомолом вышли из машины завороженно наблюдали за погоней, Оля пялилась на на привязанный сзади трос на конце которого сиротливо болтался оторванный передний бампер от четверки. Впереди на дороге показался свет приближающихся фар и Димон решивший не испытывать более судьбу рявкнул:

- ПО машинам! Миша, давай ходу! Это уже по нашу душу!

Богомол внял реплике слишком буквально. Нива взревела двигателем и скатилась на другую сторону дороги, спустилась по обочине и по полю рванула в сторону линии своих домов. Ни у кого не возникло желания узнать судьбу незадачливого и почти неуловимого беглеца и тем паче еще раз пообщаться с его поимщиками.

Слишком много совпадений было связано с ними сами в этой истории и доказывать свою непричастность разъяренным «охотникам» не было ни сил ни желания. Близилось утро и первый лучи солнца встретили искателей приключений уже на подъезде к дому Димона. За всеми этими событиями Димон, совершенно забыл, что оставил у себя в доме Иру и даже представить не мог, что его ждет дома. Оля увязалась с ним и предстоявшая встреча двух соперниц не входила в его утренние планы.

Богомол довез Димона до дому, вы­грузил вместе с ним Олю, и лихо развернувшись на пятачке умчался в своё жилище. Ира безмятежно спала на кровати одна без своей закадычной подруги-свекрови, пьяная и аб­солютно счастливая, что уже само по себе вселяло надежду на благополучный исход. Димон, бесцеремонно задвинул Иру в дальний угол, бросил на кровать свое большое тело и жестом показал Оле ложиться рядом, что она и сделала ни чуть не смущаясь.

Минуту спустя все безмятежно спали. Безумная и насыщенная приключениями ночь суперлуния закончилась. Ей на смену при­ходил полубезумный день с предстоящими разборами полетов, ссорами, взаимными обвине­ниями и тихими семейными радостями. Но это уже другая история...  

48
8 комментариев
slava70i2
22 Ноября 2014 11:18

Да, и читать то здесь нечего.

hoho
22 Ноября 2014 18:19

Автору, спасибо! Весело там у вас... Прочитал с интересом и с удовольствием!

Feliksovna
29 Ноября 2014 23:10

Прочитала взахлеб.

Дмитрий, как у Вас получается так миролюбиво относится к этим уПитым в конец людям? Поделитесь, может и у меня получится.

Pchelka
21 Февраля 2015 20:33

 ..Если ЭТО воспринимать серьёзно... Это будет тяжело для психики любого человека!!!  Народ - просто счастлив!!! Живёт одним днём, веселиться...  Я смотрю как сторонний наблюдатель....))))))))))))))

Feliksovna
29 Ноября 2014 23:10
Комментарий удалён админом!
Pchelka
21 Февраля 2015 20:28

  Хохотала от души!!!!!!!!!!!  ))))))))))))))) Как представлю всё это!!!!

 Спасибо!

Nurochka
3 Марта 2015 15:26

смеялась до слез!!! )))))