Загрузка файлов

Профиль: Begemot
Зарегистрирован: 20 Февраля 2013
Заходил: 4 Марта 2019 14:47

 

Волею судьбы мы оказались в нужном месте и в нужное время. Местом нашей встречи стала конюшня. Каждого из нас туда привело любопытство и свой интерес. Меня, городского паренька, завораживали лошади, о которых я только читал в книгах, и теперь я хотел стать опытным наездником. Джони, рукастый деревенский парень, давно был с лошадьми на ТЫ, и пришёл в место их обитания, просто потому что любил лошадок. Ну а Запад, житель далекого Таллина, был соседом по комнате с Джони и мучился от безделья, и пришел вместе с Джони, предвкушая приключения и скачки по диким прериям Владимирской области.

Уверен, что ни при каких других обстоятельствах наша троица не нашла бы общих интересов. Разница в возрасте пролегла глубокой пропастью между нами. Лишь увлечение лошадьми смогло сблизить нас и связать узами крепкой дружбы. С первой же минуты нашего знакомства мы решительно не понравились друг другу. Я решил, что Джони неотесанная деревенщина, не способная связать двух слов, а его товарищ Запад - пустоголовый болтун и позёр. Они же, в свою очередь, пришли к выводу, что я высокомерный и самонадеянный умник.

О Владимирском тяжеловозе мы узнали случайно от местного паренька, который, в то время, ошивался у нас на конюшне. По началу я не придал никакого значения его словам, но Джони был не таков. Он загорелся идеей обладать большим конём. В соседней деревне, в разваливающейся совхозной конюшне томился без дела тяжеловоз, ожидая своего Илью Муромеца. Джони решил, что этот конь ждёт его — своего героя.

- На кой он тебе сдался? Тебе что наших лошадок не хватает? - недоумевал я.

- Это же тяжик! Он красивый! - обезоруживающе отвечал Джони.

- Ну и куда ты собираешься поставить эту махину? - спросил у Джони наш главный конюх Андрей, прислушиваясь к нашему разговору. - Свободен только один денник, и он маленький для тяжика. Кормить чем? Сена нам больше не дадут. И вообще такие дела у нас так не делают. Лучше не лезьте куда не следует.

- Да сено фигня, стащим. В первой что ли? - встрял в разговор Запад.

- Если он тебе не нужен, я перегоню его домой. - сказал Джони конюху. - Запад прав - сено добудем сколько надо.

- Ты сначала его сюда пригони, а потом уже домой гнать будешь. А то делите шкуру не убитого медведя. Я сказал, не лезьте туда. - фыркнул конюх и оставил нас одних.

- Джони, ты рехнулся? Опять гнать лошадь за сотню километров вдвоём? Тебе не хватило нашего дебюта, когда мы гнали одну лошадь на двоих? Боливар двоих не выдержит! - горячился я, вспоминая наш предыдущий перегон.

- Ну перегнать-то его можно и одному. А вот на счёт того, что тяжик не выдержит двоих, ты сильно ошибаешься. Конюх прав, нужно сначала добыть лошадь, а потом уже решим куда его деть. - резюмировал Джони.

- Короче, нужно ехать разнюхать что там к чему. - подвел я итог нашего разговора.

На разведку мы поехали с Джони на лошадях, после учебы. Конюшня в которой, якобы, томился бедный тяжик, оказалось добротным зданием с массивными воротами и крепкими ставнями на окнах. Мы объехали вокруг конюшни и не нашли ни одной лазейки. Ворота были заперты на замок. Сбоку мы обнаружили дверь, которая запиралась изнутри. Из всех окон открыто было только одно, то что нам было и нужно - выходящее в денник к тяжеловозу. Через окошко мы смогли рассмотреть лошадь. Это был настоящий исполин с гривой спутанных волос и безумным взглядом. Лошадь заметила нас и нервно заметалась по своему деннику.

По сведениям нашего информатора лошадь считалась дурной и неуправляемой. Никто не решался работать с ней. Из-за её непредсказуемого норова к ней боялись лишний подойти. Лошадка, и в правду, выглядела неухоженной и очень нервной. Пока Джони разговаривал с ней через окошко, налаживая первый контакт, я держал в поводу наших лошадей и смотрел по сторонам, опасаясь быть замеченным. Конюшня стояла на отшибе деревни и была отгорожена высоким кустарником, сквозь который хорошо просматривалась первая линия домов. Вокруг не было никого, но это ничего не значило.

Через пару минут лошадь успокоилась и перестала метаться, как зверь в клетке. Она стала нормально реагировать на голос Джони и проявляла интерес, а не страх, с любопытством разглядывая человека в окошке. Мой друг был в восторге и прилип к оконному проему, никуда не торопясь.

- Пора валить отсюда пока никого нет. Мы здесь не на экскурсии. - поторопил я своего напарника.

Джони нехотя отошел от окна и ловко запрыгнул на свою лошадку. Я не заставил себя ждать и вскочил на свою. Мы быстро покинули вражескую территорию и выдвинулись в сторону дома, обдумывая план действий. План похищения был разработан нами по дороге. Идти на дело было решено сегодня же после полуночи, прихватив с собой Запада.

Нашему конюху мы ничего не сказали, опасаясь его гневной реакции. Джони озвучил ему легенду, что мы нашли склад с зерном, на котором можно неплохо поживиться овсом. Из нас троих авторитетом у конюха пользовался только Джони, который был деревенским и знал толк в ведении хозяйства. Андрей разрешил нам провести вылазку этой ночью, выделив под личную ответственность Джони лошадь с телегой и пустые мешки. Мы были счастливы, как дети, которых взрослые отпустили одних в кино.

После полуночи мы запрягли лошадку и выехали в соседнюю деревню за своей добычей. По плану Джони должен был проникнуть в конюшню через открытое окошко в деннике тяжеловоза. Затем ему предстояло одеть недоуздок на тяжика и вывести того через дверь закрытую изнутри. Мы с Западом, в это время, подгоняем телегу, привязываем к ней лошадку и спокойно уезжаем домой. Выглядело всё просто и незатейливо и мы были уверены в успехе своего предприятия, но самого начала всё пошло не так…

Лошадь с телегой пришлось пристроить в кустах далеко от конюшни, так чтобы её не было видно с дороги. Мечте, нашей лошадке, такой расклад пришелся не по душе. Её бросали ночью одну в каких-то тёмных кустах. Стоило нам пройти десяток шагов, как Мечта выразила своё несогласие с нашим планом. Громко заржав она потребовала внимания и объяснений. Пришлось вернуться успокоить её и насыпать овса, чтобы чем-то занять лошадку до нашего возвращения.

Мы быстро добрались до конюшни и без труда отыскали нужное нам оконце. Джони с трудом смог в него протиснуться. Тяжеловоз был не готов к ночным визитам и забеспокоился, когда в его окне появилась голова человека. Лошадь испугано забегала по своему деннику. Джони высунул голову обратно и проинструктировал нас:

- Так, мужики берете меня за ноги и медленно, медленно засовывайте внутрь, так чтобы лошадь постепенно привыкла к моему появлению.

Мы кивнули и начали просовывать своего друга в узкий проём. Пока мы его протискивали он ласково разговаривал с нервничающей лошадью. Когда Джони наполовину втиснулся внутрь, позади нас загорелись ручные фонари и зазвучали возбужденные голоса людей.

- Стоять! - крикнул басом кто-то из темноты.

- Твою мать! Засада! - выдохнул я.

- Вы двое, стоять на месте. - прозвучал второй голос.

Мы с Западом попытались вытянуть Джони обратно, но он безнадежно застрял и наружу не вытаскивался.

- Засовывайте меня быстрее. Спасайте Мечту! - сдавленным голосом произнес Джони.

Решение было принято мгновенно. Несколько событий произошло одновременно. Одним толчком мы запихнули нашего друга внутрь помещения. Джони с глухим стуком упал на пол. У тяжеловоза не выдержали нервы и он с грохотом вынес копытами дверь своего денника. Позади нас раздался топот множества ног. Мечта спрятанная в кустах, возмущенно заржала во весь голос. Это была катастрофа.

- Бежим! - схватил я застывшего от ужаса Запада за руку и потянул за собой.

Мы бросились бежать по дороге к своему спасительному транспорту. Из темноты, нам навстречу, вынырнула новая группа людей с фонариками. Нас с Западом явно пытались взять в кольцо. К счастью, преследователи не ожидали такой прыти от беглецов и быстро потеряли нас из виду, а засадная команда впереди ещё не успела нас заметить. Я прыгнул с обочины, таща за собой упирающегося Запада. Мы скатились с дороги и увидели перед собой бетонную дренажную трубу, прошивающую насыпь дороги насквозь.

Втиснув себя в чрево трубы мы перевели дух. Поисковые группы встретились прямо над нами. Судя по голосам, на нас охотилось всё население деревни. В данный момент, они недоумевали куда мы делись. Лучи их фонарей скользили по земле в нескольких шагах от нас. Трава растущая вдоль земляной насыпи скрывала от них конец трубы и поимщикам в голову не приходило, что мы прячемся прямо под ними.

- Сколько их было?

- Двое. Побежали в вашу сторону.

- Деться им некуда. Они где-то здесь прячутся.

- Неа, они рванули напрямки к своей лошади. Слышал как она ржала в кустах за поворотом.

- Там, сейчас Гошан с пацанами их перехватит. Они видели где эти уроды лошадь спрятали.

В этот момент невдалеке от нас раздалось испуганное ржание Мечты. Оттуда же прозвучал крик боли и матерщина. Через мгновение раздался треск кустов, скрип телеги и тяжелый топот копыт по асфальту. Я понял, что Мечта кого-то цапнула зубами и вырвалась из окружения. Наша лошадь прорвалась на дорогу сквозь кусты, волоча за собой телегу и рванула что есть мочи домой. В десятке метров от меня с Западом проскакала наша испуганная лошадь, под грозные крики преследователей.

Собрание охотников, на повестке которого обсуждалось наше с Западом местонахождение, можно было считать закрытым. Люди бросились наперерез Мечте, теша себя глупой надеждой, что смогут остановить несущуюся во весь опор здоровую лошадь. С таким же успехом они могли бы попытаться остановить носорога с боевой колесницей. Мечта прошила заслон, как пуля лист бумаги, сметая всё на своём пути. Наша своенравная лошадка не собиралась никому даваться в руки. Она взяла курс на конюшню, и помешать ей никто не решился.

- Ты, что не привязал Мечту? - прошипел я сторону Запада.

- Нет. Ты же сказал, что мы сейчас за ней вернёмся. А пока она не съест овёс, никуда не денется. - извиняющимся голос простонал Запад.

- Она убежал, придурок! - сокрушался я.

- Наверное овёс съела. - тяжело вздохнул за моей спиной Запад.

Я исхитрился развернуться в сторону своего товарища в надежде увидеть его лицо и высказать ему, всё что я думаю по этому поводу. В темноте был едва различим силуэт Запада и слышно его шумное сопение. «Потом с ним поговорю.» - решил я и проанализировал текущую ситуацию.

Очевидно, что нас здесь ждали. Это была засада. Удивительно, но охотники то ли не заметили, что нас трое, то ли не сумели нас сосчитать, когда мы сунулись в расставленную ловушку. Джони сейчас внутри конюшни рядом с безумным тяжеловозом, способного в панике снести голову любому кто к нему сунется. Мечта, местным не досталась и сейчас несётся сломя голову в родную конюшню.

Поймать её преследователи не смогут. Мы с Западом сидим в трубе, как в мыши. Пока про нас забыли, но это ненадолго. Скоро местные очухаются и начнут искать нас всерьёз. Эти парни были на своей территории и наша поимка была вопросом времени. Вывод — нужно немедленно уходить и прорываться к своим. На дороге нас сразу заметят и схватят, значит нужно драпать по открытому полю и идти к дому через лес.

- Запад. - громко прошептал я в темноту. - Соберись. У нас есть минута, чтобы вырваться отсюда. Главное не отставай от меня ни шаг.

Он что-то промычал мне в ответ, но я уже не слышал. Я вылез из трубы и тянул за руку Запада, которому приспичило провести со мной диспут на тему, как нужно правильно спасать наши задницы.

- Заткнись. Бежим. - рявкнул я.

И мы побежали. Согнувшись, как под вражеским обстрелом, мы проскочили дорогу и выбежали на перепаханное поле. Бежать ночью по комья вздыбленной земли не идёт ни в какое сравнение с легкой трусцой по ровной дорожке. Приходилось скакать и перепрыгивать через земляные валы, практически ни видя куда ты ставишь ноги.

Преследователи, разочарованные неудачей в поимке нашей лошади вернулись к перекрестку с которого мы с Западом взяли низкий старт минуту назад. Заметить две скачущие по полю фигуры, словно блохи по собачьей шкуре, им не составило труда. Самые резвые бросились следом за нами. Мы с Западом были уже далеко от них, и нас в отличии от охотников подстегивало отчаяние, а не азарт. Погоня быстро отстала.

Я радостно перевёл дыхание и услышал сзади выстрел. Обернувшись к Западу я не увидел его. Ужас пронзил меня, как удар молнии. Убили. Мелькнула у меня страшная догадка.

- Запад! - заорал я заполошным голосом и рванул к тому месту где он только что стоял.

Через пару метров я наступил на что-то мягкое и услышал вскрик откуда-то снизу.

- Бл..., рука! Уйди. - завопил Запад, вылезая из какой-то ямы. - Ты отдавил мне все пальцы!

- Ты живой! Тебя не ранили? - истерично я ощупывал своего друга, пытаясь таким образом проверить его целостность.

- Хватит меня лапать! - отбрыкивался он от меня. - Я просто упал в яму.

Я облегченно вздохнул и рывком поставил парня на ноги. Преследователи, тем временем, раскусили наш маневр и рванули по дороге к лесным посадкам, в попытке нас там перехватить. В ночи резко прозвучал звук мотоциклов и радостные вопли. Мы были к посадкам ближе чем охотники, но они были на колесах. Нужно было бежать дальше, чтобы успеть проскочить лесополосу до того как туда доберутся разгоряченные погоней селяне.

- Запад, в нас стреляют. Нужно уходить с линии огня. Быстрее пока они не доехали до посадок. Скоро мы будем у них как на ладони и снайпера перебьют нас по одиночке. - выдал я бредовый текст своего напарнику.

Баюкая свою придавленную руку Запад припустил по полю со всех ног. Я бежал в припрыжку следом, поглядывая на дорогу, по которой неслись на своих железных конях местные абреки. Их фары подбирались всё ближе и ближе к лесополосе, которую мы с Западом собирались пересечь. Я вычислил место нашего перехода и рвался туда, уверен, что у нас есть шанс достичь лесополосы первыми.

Мы выбежали к посадкам когда фары мотоциклистов в полусотне метров от нас неумолимо приближались. Ещё немного и охотники непременно заметят в жидком лесочке, две бегущие фигуры. Я добежал до кромки деревьев отделяющую нас от свободы и услышал позади вскрик Запада . Сердце ушло в пятки. Резко затормозив я обернулся, готовый увидеть пойманного Запада. Вместо этого передо мной предстала другая картина…

Мой напарник застрял между двумя березами, растущими как большая рогатина. Запад пытался вырваться из объятий берез, но вместо этого полотно застрял между стволами. Я уставился на эту картину, не понимая, почему он не пытается сдать назад и обойти деревья. Подбежав к Западу я понял, что парень ни черта не соображает и просто тупо рвётся вперед, не понимая, что происходит. Говорить что-то было бессмысленно и я вытолкнул его из створа деревьев, толкнув в грудь ногой. От толчка Запада отбросило назад, но он словно не замечая этого вновь бросился к березам. Я перехватил ошалевшего от страха парня у самого ствола. Схватив за шиворот своего напарника, я потащил его в поле, подальше от лесопосадки.

Через минуту преследователи подъехали к тому месту где мы форсировали лесополосу и освещали фонарями поле на которое мы успели выскочить. В сотне метров от них виднелся одинокий стог сена. К нему они и поехали, ожидая там нас найти. В первую секунду после высвобождения из берез Запад собирался бежать к этому стогу сена. Я повалил его на землю, как только полоска света о фар направилась в нашу сторону.

- Куда ты ломишься? Там один стог на всём поле. Они же сразу к нему рванут. - урезонивал я своего друга. - Ползём к сторону леса, пока эти умники будут нас искать в стогу.

Запад молча кивнул мне в ответ и мы по-пластунски поползли по полю. К счастью, оно оказалось скошенным, а не вспаханным, как предыдущее, что способствовало беспрепятственному передвижению по нему.

Мотоциклисты доехали до стога сена и стали кружить вокруг него радостно улюлюкая и вызывая нас на бой. Несколько парней соскочили с мотоциклов и стали рыться в сене, в попытке нас откопать, пока их товарищи освящали фарами пространство вокруг.

Пока охотники были увлечены нашими поисками мы отползли от них подальше, вскочили на ноги, пробежали десяток метров и упали на землю. Оставаясь незамеченными мы повторили эту процедуру несколько раз, пока расстояние между нами увеличилось настолько, что можно было спокойно бежать по полю пригнувшись, не привлекая к себе внимание. Когда поимщики догадались, что их провели, мы уже достигли кромки леса. Даже если бы они увидели нас, то ничего сделать уже не смогли. Лучи фар бестолково метались по пустынному полю на котором нас уже не было. Мы нырнули в лес, где нас уже было не достать.

- Какой-то это неправильный лес. - поделился своими опасениями Запад.

- В каком смысле? - не понял его.

Будучи начитанным пареньком я решил сбить потенциальную погоню со следа и двигался по заболоченному участку, по колено в воде.

- Здесь нет ничего живого. Словно в фильме ужасов. Идеальное место для оборотней. - продолжил развивать мысль Запад.

- Запад. Лучше заткнись. Ты нашел не лучшее время и место для аналогий. - перебил я его. - Нужно как можно быстрее выбраться отсюда, а не думать о всякой херне.

- Это как раз не херня. - оглядывался вокруг Запад. - Я боюсь оборотней. Они живут на болоте и едят людей.

- Хорош, я сказал! - отвесил я ему подзатыльник. - Мне сейчас не до оборотней. Мы потеряли Джони.

Запад попытался что-то сказать, но наткнувшись на мой злобный взгляд замолчал и понуро плёлся за мной. Через час нам удалось выйти к дороге, ведущей к родной конюшне. Дорога была пустынна. Начало светать, и я опасался двигаться по открытой местности. Кто знает этих парней, что гнались за ними, может они только и ждут когда мы выйдем на свободное пространство. Мы двинулись вдоль дороги, но быстро плюнули на конспирацию и вышли на асфальт. Как только мы почувствовали твердую поверхность под ногами, то не сговариваясь рванули рысцой по направлению к дому.

Под самое утро мы с Западом достигли своей конюшни, где нас ждал сонный и злой главный конюх Андрей. Рядом с ним стояла наша телега и распряженная Мечта, как ни в чём не бывало, мирно щипала траву, не замечая ничего вокруг.

- Какого х..., здесь происходит? Почему Мечта здесь? Где Джони? - злобно рычал на нас Андрей.

- Джони в плену. - скорчил я горестную гримасу.

- Что? В каком, на хрен, плену?

- Мы хотели угнать того тяжика, но Джони остался там. - путано объяснил я.

- Вы чё дебилы, что ли? Вы сунулись в конюшню к Кирилычу? - начал понимать происходящее наш конюх.

Я молча покивал головой, мысленно соглашаясь с диагнозом, который нам поставил наш руководитель.

- Вы долбо....., поехали воровать у Кирилыча лошадь и ничего мне об этом не сказали? И ещё Мечту с телегой с собой прихватили. Ты мне это сейчас серьезно говоришь? - переспросил у меня Андрей.

На этот раз мы кивнули с Западом синхронно.

- Давай выкладывайте, что там у вас произошло, конокрады недоделанные.

Я вкратце описал наши злоключения, напирая на то, что разгневанные хуторяне Джони не заметили и есть шанс его спасти из плена, без эксцессов, пока еще не поздно. Конюх молча выслушал меня и покачал головой:

- Это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Я же сказал вам дебилам, что так дела здесь не делают. Сказал, чтобы вы не лезли туда. Вы хоть понимаете, что вы и сами засветились и конюшню подставили под удар.

- Нас никто не видел. Мечта им не досталась. Только Джони, но они его не поймали. - робко отозвался я.

- Мы единственная в округе конюшня, у кого есть телега и такая приметная лошадь. А то, что вас не поймали ни о чём не говорит. Менты придут ко мне и спросят кто у меня занимается. Вычислить вас, придурков, вопрос пяти минут.

- Ну мы же ничего не украли. - возразил я.

- Это единственная хорошая новость, которой ты можешь гордиться. - кисло улыбнулся конюх. - Вы даже не понимаете, что всё испортили своей выходкой. Лошадь, которую вы хотели украсть списали неделю назад. Кирилыч её пожалел и предложил мне. Всё что нужно было сделать — приехать и спокойно забрать лошадь, а не устраивать там войну и немцов.

- Мы зря полезли за тяжиком? - осознал я всю глупость нашей операции.

- Вы подставили меня, Кирилыча и себя до кучи, на ровном месте. Все вопросы давно решили без вас. Теперь нужно срочно решать как выпутаться из этой истории. - распалился Андрей, грозно тыча в нас пальцем.

- А Джони? - решился спросить я у него.

- Если Джони не поймали, как вы говорите, то с ним всё будет нормально. Кирилыч его не сдаст. Пиздюлей наваляет, конечно, но ментам не сдаст. - успокоил меня конюх.

Подобное заявление меня слабо утешило. Я представил, как бедного Джони лупит оглоблей здоровенный мужик, привязав безвольное тело моего друга к козлам.

- Надо спасать Джони! - вскинул я гордо голову, как партизан на допросе у полицая.

- Так ты остаешься здесь. - бросил Андрей в сторону Запада и повернулся ко мне. - А ты поедешь со мной спасать своего друга.

- Мечту запрягать? - вскинулся я, готовый выполнить распоряжение главного.

- Может возьмём с собой белый флаг и поедем туда сдаваться всем эскадроном? - язвительно отозвался конюх. - Мотоцикл за углом. Поехали, кавалерист хренов.

Деревня, где мы потерпели фиаско и потеряли Джони встретила нас сонной тишиной. Нигде не стояли уличные пикеты, по дорогам не разъезжали поисковые отряды, в окнах домов не горел свет, а из дверей не выглядывали обеспокоенные ночным происшествием крестьяне. Мы с конюхом подъехали к злополучной конюшне. Мой начальник постучал кулаком в дверь, из которой мы собирались вывести похищенного тяжеловоза. Через несколько минут за дверью раздалась возня и она открылась. Из неё вывалился невысокий мужичок неопределенного возраста заспанный, бородатый и трясущейся головой.

- Здорово Кирилыч! - протянул ему руку конюх.

- Ну наконец, явился не запылился! - радостно воскликнул он и пожал протянутую руку.

Заметив меня он насупил брови и грозно рыкнул:

- Ты!?

- Я.

- За другом пришел?

- За ним.

- Молодец. А я уж думал, что обосрался от страху.

- Не было времени для этого.

Мужичок кивнул головой и пригласил меня жестом войти. Я протиснулся мимо него в дверь и стал глазами искать Джони. Рядом была открытая дверь в какое-то помещение, освещенное тусклым светом. Внутри стоял деревянный стол и длинная скамья, на которой неподвижно лежал мой друг, раскидав руки. Я бросился к нему и принялся его тормошить. Джони скатился со скамьи и рухнул на пол. Наклонившись к нему я понял, что он не избит до полусмерти, а просто мертвецки пьян.

Кирилыч стоял в дверях и скалился, глядя на мои попытки привести в чувство своего друга.

- Бесполезно. До вечера не проснётся. От моего самогона так быстро не оклёмываются.

- Пусть спит. - бросил мне Андрей из-за спины Кирилыча. - Нужно решить, как будем действовать дальше.

Мы вышли из каморки Кирилыча в широкий проход конюшни. В самом его конце стоял огромный тяжеловоз и жевал сено, недобро косясь на нас. Рядом с ним валялась выбитая дверь.

- Здоровый красавец! - восхитился мой начальник.

- А то! - согласился с ним Кирилыч. - А твои пацаны хотели его уволочь на себе, как будто это пони какой-то.

- Хотели. - кивнул я, теперь видя воочию за кем мы приходили этой ночью и прикидывал, как бы его вели за собой ночью.

- Ну раз хотели, надо было ко мне прийти, а не поднимать на уши всю деревню. Вы что тут ночью устроили? Разозлили мужиков, заставили их, как детей малых всю ночь за вами бегать. Ну разве это дело? - сокрушался Кирилыч.

- Они в нас стреляли вобще-то. - с вызовом заявил я.

- Это я пальнул в воздух, чтобы наши охолонили мальца и не гонялись за вами по лесам и полям. - огорошил меня Кирилыч.

- Так вы стреляли в воздух? - не поверил я своим ушам.

- А куда же? Я что больной что ли по людям шмалять? Как вы только на паханом поле себе ноги не поломали? Могли там залечь и переждать пока наши угомоняться. А вы у всех на виду поперли напрямки, разозлив мужиков.

- У нас не было выхода. Мы подумали, что по нам стреляют, вот мы и попёрли.

- Выход всегда есть! - важно заявил Кирилыч. - Главное слушать старших и не лезть в чужие дела.

- Вспылили. Были не правы. - покаялся я в нашей коллективной глупости. - Мы не думали, что так получится.

- Вы что думали, что все кругом дураки, а вы одни умные? Приехали верхами посреди бела дня и давай крутиться вокруг конюшни, вынюхивая что да как. Думали, что люди не поймут зачем вы пожаловали? И это ж надо додуматься приехать воровать лошадь этой же ночью да еще и на телеге? У вас с головой всё порядке? Вы бы ещё баян с собой прихватили, как на танцы, чтобы уж точно все в округе узнали, что к нам гости дорогие пожаловали. - клеймил нашу глупость Кирилыч, под смех Андрея, который представил всю эту картину и не мог сдержаться.

Комизм ситуации предстал передо мной во всей красе. Так тупо подставиться мог только клинический идиот, но никак ни я, считавший себя самым умным в нашей троице. Более глупый план по похищению лошади невозможно было и придумать. Лишь невероятное везение помогло нам избежать позорной поимки и разбирательств. Я уж молчу о том, во чтобы обошлось Андрею вызволения из рук воинственных крестьян нашей лошади и телеги.

Тем временем, Кирилыч насладился муками моей совести и вынес свой вердикт:

- Значит так. На первый раз вас дураков, прощаю. Участковому скажу, что люди наведывались не местные. Так совпало, что ты со своим другом днём приезжали ко мне в гости. Твой командир напишет заяву, что у него ночью угнали лошадь с телегой, а ты со своими друзьями будешь держать рот на замке. Как всё уляжется приедете ко мне, проставитесь, как положено и заберете Моркушу. (Так звали нашего тяжика.)

Так всё и произошло, как сказал Кирилыч. В этот же день к нам на конюшню приехал участковый и составил протокол о ночной краже лошади Мечты и телеги. Похищенную лошадь и движимое имущество мы, якобы, обнаружили утром недалеко от конюшни. Участковый не стал меня расспрашивать, лишь спросил у нашего конюха, этот ли парень приезжал к Кирилычу накануне ночного происшествия. Андрей подтвердил мою причастность к дневному визиту. Участковый, что-то отметил в своём блокноте и ушёл восвояси.

Ближе к вечеру мы с Западом выехали за Джони. Андрей, едва скрывая ухмылку велел нам запрягать Мечту и ехать забирать из плена своего друга. Во вражеской деревне мы старались не смотреть в глаза редким прохожим, которые разглядывали нас с неподдельным интересом. Кирилыч закинул едва стоявшего на ногах Джони в телегу и хитро улыбался нам вслед.

Через неделю мы с Джони вернулись к Кирилычу за обещанным тяжеловозом Моркушей. Дядька одобрительно посмотрел на банку самогонки, которую мы ему принесли и торжественно вручил нам в руки поводья тяжика. Лошадка смотрела на нас с подозрением. Джони она к себе не подпустила, шарахаясь от него, как от чумного. Пришлось взять её мне. Привязываться к телеге, на которой мы приехали, лошадь категорически отказалась и мне всю дорогу пришлось вести тяжика в поводу, болтая с ней о всякой ерунде.

Так закончилось наше приключение с Владимирским тяжеловозом, которого с моей легкий руки назвали Коллега. Места Коллеге в нашей конюшне действительно было мало и мне пришлось перегонять её в одиночку за сотню километров, домой к Джони. С Коллегой я пережил очередную порцию приключений, но это уже совсем другие истории…

Дмитрий Мактаз
17 мая 2018 г. Горки

 

66
4 комментария
sokserg
18 Мая 2018 14:47

yes сказочно!

Alyaska
19 Мая 2018 19:34

Занимательно! )) Только реплика в начале рассказа "Опять гнать лошадь за сотню километров вдвоём?" ввела в некоторый ступор. )) Как это можно успеть за ночь обернуться туда-сюда. Да ещё с телегой.))) Или это совсем другая история?

Begemot »  Alyaska
19 Мая 2018 19:51

Это другая история. Я бы сказал, предыстория этой))

Alyaska »  Begemot
19 Мая 2018 20:20

Думаю, предыстория будет не менее интересна широкой публике.)