Загрузка файлов

Профиль: uinnuit
Зарегистрирован: 31 Октября 2013
Заходил: 13 Июля 2019 22:44

Сергей Иванович – предпенсионного возраста, но ещё активен, много чем увлекается  и без уныния (пока!)   смотрит  в лицо будущего пенсионного законодательства. Не сказать, что жизнь его балует, но и не обижает более других. И это понятно, потому что Сергей Иванович живёт по правильным принципам, выкованными им ещё в далекой молодости: «не плюй против ветра», «главное не попадаться» и тому подобные правила. Однако тот день, точнее те полчаса, оказались абсолютно нетипичные в его жизни. Полная беспринципность. Сейчас он думает, что причина в плохих метеоусловиях: низкое давление, с утра несколько раз заходил дождь,громыхало, но очистительной грозы так и не случилось. Гнетущая атмосфера.  Однако по порядку.

В середине дня по узкой тропинке местного дендросада  с красивой спортивной сумкой на плече поспешал Сергей Иванович на тренировку.   Впереди на пересечении тропинок заметил несколько странно стоящих двух женщин с длинными палками.

— Ага, любительницы скандинавской ходьбы, сколько их развелось — подумал он.

Приближаясь,  рассмотрел обоих: где-то под пятьдесят,  одна узкая и тощая (помесь селёдки с камбалой), а вторая полная противоположность – аппетитная и, главное, с попой изумительной формы. А хорошие попы – это слабость Сергей Ивановича ещё с молодости, которая даже с возрастом не проходит.

Стоящие женщины заблокировали  две тропинки и всем надо их обходить, что всегда вызывало у него легкое возмущение – ну, сделайте шаг в сторону и чешите языки в сторонке, пока с голоду не умрёте.  Сочетание восхищения и возмущения привели к тому, что поравнявшись с ними, он вдруг остановился и неожиданно для себя произнёс довольно пошлую фразу, адресуясь к аппетитной даме:

— Ну, зачем вам эти палки? У вас попка ещё неплохая!

Пока дамочка пыталась выработать реакцию на этот странный комплимент, а он услаждал свой взор —  зрея свою слабость и пытаясь угадать с ямочками она (слабость!)  или без — вобла, которая выпала  из  поля зрения, подняла палку и обрушила на его голову.   Сергей Иванович заметил удар в последний момент, уклонился, но все равно палка прочертила изрядную царапину по левой стороне лица. Опешивший, он посмотрел вобле в глаза и увидел там такую неукротимую решимость защищать своё, что сразу всё понял, потерял всякий интерес к прекраснопопой, махнул рукой  и побежал дальше, мысленно обкладывая последними словами и себя и ревнивую лесбиянку.

Выскочив из дырки в ограде дендросада, он увидел двух крупных инвалидов по ногам: один с костылём, а другой перемещал впереди себя устройство с четырьмя ногами, ласково называемое бегунком. Они медленно и упорно двигались в сторону винного магазина. Сергей Иванович знал их. Рядом с дыркой у них обустроено место отдыха: столик с лавками под раскидистым маньчжурским  орехом (самосев из дендросада), две детских ванночки для раздельного сбора бутылок и прочего мусора. Чистенько там всегда. Все-таки проникает экологическая культура  в массы.

Догоняя инвалидов,  Сергей Иванович  напомнил себе  для профилактики частушку:

По реке плывет топор

Из села Кукуева.

Ну и пусть себе плывет

Железяка  куева.

Вот и инвалиды – пусть себе плывут, куда им надо. Но, поравнявшись с ними, он — опять же неожиданно для себя —  наигранно бодро воскликнул:

— Мужики, третьим буду?

Инвалид с бегунком даже не обернулся: его глазные локаторы уже захватили цель и теперь никто и ничто не могли  отвлечь его от цели. Костыльный инвалид повёл себя очень странно: он свободной рукой оперся на бегунок и неуловимо быстро сунул свой костыль в лицо Сергей Ивановича, прочертив красную полосу поперёк полученной царапины. В первый момент Сергей Иванович даже восхитился:

— Какие быстрые руки, наверное, занимался боксом или хоккеем.

А потом состоялся  содержательный разговор:

— Ты чо?

— А ты чо?

— Шуток не понимаешь?

— Какие шутки?

— Охренел совсем!

— Сам охренел!

Ну, не будешь же с инвалидом, у которого внутри горит, драться. Сергей Иванович опять махнул рукой и побежал дальше.

Наконец, он вырвался на оперативный простор. Впереди широкий центральный проспект и прямо перед ним двигалась совершенно безобидная группа: женщина средних лет (как оказалось далее, свекровь) толкала перед собой коляску с малышом и рядом шла молодая мама. Приближаясь к ним, Сергей Иванович услышал сюсюканье свекрови с коляской:

-Где папа? Где наш папа? Папа на работе? Где папа?….

Ну, какое дело Сергей Ивановичу к исчезновению таинственного папы – никакого! Он уже обогнал их, но, получив в спину очередное:

– Где наш папа? –  развернулся и, глупо улыбаясь,  ликующим тоном признался:

– Вот он — Папа!

Свекровь вздрогнула, впилась взглядом в лицо Сергей Ивановича, потом перевела взгляд на малыша, опять на нового папу… В это время её головной и спинной мозг, объединившись, на пределе их мощности  решали задачу распознавания образов, сложнейшую как для искусственного, так и естественного интеллекта:

— Форма головы – совпадает.

— Разрез глаз — да.

— Нос, когда вырастет, будет такой же…

Всё, далее можно не сравнивать! Свекровь повернулась к мамаше и торжествующе-разоблачительно воскликнула:

— Я догадывалась!… Я говорила уже сыну!…

При этом она сделала такое движение, будто хотела взять малыша и передать настоящему отцу. Сергей Иванович любит детей, но не до такой же степени! Он попятился, готовясь к развороту и дальнейшему бегству, но молодая мама, покраснев,  заступила ему дорогу и решительно взмахнула большим зонтиком с блестящим жестяным наконечником. Сергей Иванович обречённо выдохнул и  подставил правую сторону.

Остаток пути Сергей Иванович пробежал  без приключений, всё время повторяя как мантру:

— Ничего не вижу, ничего не слышу, …

До спасительного подвальчика, где проходили занятия, осталось буквально несколько десятков шагов, когда сзади раздался звонкий детский голос:

— Здравствуй, папа!

Сергей Иванович мгновенно сжался, присел и, как заяц в минуты смертельной опасности, прыгнул в сторону, сразу же инстинктивно замер будто неживой. Этот приём зачастую спасал его пещерных предков от большой опасности – ведь любителей падали немного во все времена. Потом Сергей Иванович осторожно, медленно, незаметно для глаз – всё ещё находясь в амплуа падали – повернул голову.  Белобрысый мальчишка, лет восьми, продолжал кричать в домофон:

— Папа, ты меня слышишь? Папа…

От сердца отлегло.

— Кажется, на этот раз пронесло – подумал Сергей Иванович и тут же в последний момент еле  успел придавить, снять у себя с языка слова, сказанные Тарасом Бульбой в сцене казни его сына Остапа:

— Слышу сынку, слышу…

Нет, для него на сегодня хватит. Последний микробросок, дальше по ступенькам вниз и вот она железная чёрная дверь подвала, на которой висел большой замок.

— Теперь тренер сделал скидку… Ну, денёк. А ещё назад…

87
7 комментариев
aliska
25 Октября 2018 14:33

о! давненько вас не было видно. )))

erga
25 Октября 2018 16:51

За битого семь небитых дают, и то не берут.

katuntik
25 Октября 2018 20:28

Отлично написано!yes

uinnuit »  katuntik
25 Октября 2018 21:51

Спасибо.

hoho
26 Октября 2018 19:52

Спасибо, улыбнуло!

hoho
26 Октября 2018 19:53

Спасибо, улыбнуло!

uinnuit »  hoho
28 Октября 2018 20:38

Я рад.